8 800 770-72-62 Вход B2B
Каталог

Интервью с руководителем проекта "Кабель без опасности"

Дата: 06.04.2018

Представляем вашему вниманию эксклюзивное интервью, проведенное компанией «Элком-Электро», с руководителем (координатором) общественной инициативы «Кабель без опасности» — Владимиром Кашкиным.

Коротко о проекте «Кабель без опасности»: Проект создан благодаря совместным усилиям нескольких участников российского рынка кабельно-проводниковой продукции (КПП) и сосредоточен на обеспечении безопасности потребителей путем изобличения недобросовестных поставщиков и производителей, получающих прибыль от распространения фальсификата и контрафакта. На данный момент состав инициативы «Кабель без опасности» превышает 120 членов-организаций, подписавших заявление об этике работы на рынке, обязывающее их отвечать государственным стандартам не только качества поставляемой продукции, но и ведения коммерческой деятельности, тем самым приближая рынок к системе здоровой конкуренции и цивилизованной форме его дальнейшего развития.

Компания «Элком-Электро» присоединилась к «Кабелю без опасности» в 2016 году и с тех пор является активным участником многих его инициатив, а также автором собственного проекта «Честный кабель».

Мы решили побеседовать с Владимиром Кашкиным, руководителем проекта «Кабель без опасности» об успешном опыте общественной деятельности, о текущей рыночной ситуации и мерах воздействия на нее, о дальнейших планах развития проекта и многом другом.

Петр Осипенко

Зам. коммерческого директора «Элком-Электро»

Владимир Кашкин

Координатор проекта «Кабель без опасности»

Петр Осипенко: Владимир Викторович, компания «Элком-Электро» реализует собственный проект «Честный кабель». Для нас очень важно своевременно получать достоверную информацию об изменениях на кабельном рынке и доводить её до наших партнёров, клиентов и конечных потребителей. Просим Вас подробнее рассказать о проекте «Кабель без опасности», поделиться накопленным опытом и обозначить планы на 2018 год.

Владимир Кашкин: Во-первых, мы очень рады, что на рынке действуют такие компании, как «Элком-Электро», которые не только занимают позицию добросовестного партнёра, предлагая высокое качество продукции и сервиса, но и самостоятельно реализуют собственные проекты. Во-вторых, в реализации вашего проекта «Честный кабель» мы видим очень много идей, усилий и весомых результатов. Крайне вдохновляет, когда очень большой круг компаний включается в работу по оздоровлению рынка. С удовольствием поделюсь свежей, актуальной информацией, нашими планами.

Петр Осипенко: Какова цель проекта «Кабель без опасности», каких результатов Вы планируете достичь?

Владимир Кашкин: Основная цель сейчас — это привести рынок в цивилизованную, а самое главное, безопасную форму взаимодействия между всеми участниками. Безопасную, прежде всего, для потребителей. Они должны быть уверены, что, приобретая кабельно-проводниковую продукцию, не столкнутся с опасными последствиями при её эксплуатации. В этой связи есть ряд промежуточных целей, среди которых важнейшей является удаление с рынка недобросовестных компаний.

Инициируя свой проект, мы проанализировали и западный опыт, посмотрели, как другие страны проходили этот путь. Конечно, везде есть свои нюансы, однако есть много общих моментов. Мы выделили самое важное для нас: сделать рынок прозрачным с точки зрения механизмов саморегуляции в этой отрасли, когда все участники берут на себя ответственность за уровень качества своего продукта, формируя тем самым состояние общего товарооборота в стране и систему здоровой конкуренции. Очень важный момент — воздействие на репутационные риски. Необходимо создание рыночной среды, где каждый участник дорожил бы своей репутацией, а достойная репутация могла бы быть одним из гарантов прибыли для него.

Мы внимательно изучали опыт других стран не только в электротехнической отрасли, а также в других отраслях и в экономике в целом, ее принципы и этику. Вы знаете, что очень много нарушений в алкогольной отрасли, пищевой индустрии, в фармацевтике, и не только в нашей стране. Здесь нет никакой уникальной ситуации: доля фальсифицированной либо бракованной продукции на рынке не должна превышать 30%; тогда можно говорить о достаточно безопасной, цивилизованной его конфигурации. 30% — критическая отметка, выше неё начинается полная анархия и даже самые добросовестные производители или поставщики через какое-то время вынуждены под гнетом рынка выходить за рамки стандартов качества и деловой этики. 30% — это допустимый объём, с которым можно бороться. Поэтому одной из основных наших целей, если говорить о количественных показателях, является приведение уровня контрафакта и брака к отметке ниже 30%; для всех добросовестных участников — получение здоровой конкурентной среды, где качество продукции не было бы уникальностью, единственным конкурентным преимуществом, где бы включились другие конкурентные механизмы, например, виды дополнительных сервисов и другое.

Петр Осипенко: На Ваш взгляд, изменилась ли ситуация на кабельном рынке с июля 2016 года, когда многими участниками кабельного рынка было подписано Совместное заявление об этике работы на кабельном рынке?

Владимир Кашкин: Опираясь на отзывы участников и на нашу аналитику, могу сказать, что определённо ситуация сдвинулась с мёртвой точки. Если сравнивать по уровню нарушений тогда и сейчас, то это два разных рынка. Нам удалось добиться результатов. В явном виде нарушение, которое было повсеместно распространено, — это занижение токопроводящей жилы на 20 и 30%, а где-то и на 40%. На сегодняшний день такие грубейшие нарушения встречаются значительно реже. Есть ещё отдельные регионы, отдельные компании, которые продолжают эту тенденцию, но мы об этом знаем и принимаем определённые меры. Но в целом ситуация изменилась кардинально. Огромная заслуга в этом, безусловно, наших крупнейших российских дистрибьюторов, ассоциации «Честная позиция», которые в том числе своими действиями по входному контролю толкнули этот рынок в сторону существенного снижения уровня подобных нарушений, и их число продолжает снижаться. Второй момент — нам удалось выстроить систему, когда репутационные риски играют немаловажную роль, когда работают механизмы саморегуляции. И те компании, которые включились в эти алгоритмы, стали получать экономические и маркетинговые преимущества. Крайне важным мы считаем то, что потребители стали задаваться вопросом: какого качества продукцию они приобретают? Они стали задумываться, спрашивать своих поставщиков об этом. И это одно из главных достижений на сегодня, от этого зависит успешное развитие остальных механизмов.

Петр Осипенко: Как Вы считаете, на сегодняшний день изменились способы фальсификации кабеля?

Владимир Кашкин: Нарушители, находясь с тисках давления наших действий, а также ощущая пристальное внимание со стороны других общественных организаций, надзорных и правоохранительных органов, вынуждены придумывать другие формы фальсификации. Сейчас уже не только занижается толщина проводящей жилы, но и конструкция продукта в целом, снижается качество других материалов, прежде всего изоляции оболочки, занижается её толщина. В производстве используются материалы, прежде всего пластикаты, ПВХ-материалы, которые не соответствуют заявленным требованиям. Нарушители могут взять некий обувной пластикат и применить его в производстве. Внешне потребителю отличить его будет практически невозможно. Его маркируют как качественный кабель, но на самом деле он таковым не является, и продают. За счёт этого достигается как раз та самая недобросовестная конкуренция и разница в цене. Отдельные производители пытаются найти себе нишу в тех способах фальсификации, которые наиболее сложно установить технически. Толщину жилы может измерить любой потребитель, а вот оценить качество применяемых материалов — это гораздо тяжелее. Собственно, этим и пытаются пользоваться.

Петр Осипенко: Расскажите, что должен предпринять потребитель кабельной продукции для того, чтобы определить подлинность сертификата на приобретённый кабель?

Владимир Кашкин: Ответственные потребители не только пытаются проверить качество продукции, но и хотят быть уверены, что та нормативная документация, которой она сопровождается, тоже находится в полном соответствии. В этом случае мы предлагаем пользоваться достаточно простыми, открытыми источниками, простым алгоритмом. Любой потребитель, физическое лицо или юридическая компания, может проверить является ли сертификат действующим. Для этого необходимо зайти в информационную базу Федеральной службы аккредитации, вбить номер сертификата. Первое, что они увидят — является ли он действующим или нет. Более глубокая проверка — это проверка сертифицирующего органа или испытательной лаборатории, действующие ли они. Это тоже можно сделать через сайт Росаккредитации. На рынке сейчас мы видим очень много нарушений в этой части, сертификат может быть даже действующим, но орган сертификации или лаборатория, которая оформила протокол испытаний, закрыты, например, за нарушение выдачи сертификатов. Дальше идут уже более хитрые истории, когда, например, 2 пункта соответствуют, однако выясняется, что орган по сертификации не имел права выдавать сертификат, т. к. он сам имеет юридическое право аккредитовать только, например, пищевую продукцию, а он сертифицирует — кабельную. Пока это выяснит потребитель, времени может пройти немало. Поэтому мы считаем, что в глобальном смысле эти проверки — это не задача потребителя. Здесь у нас очень простой совет: пользоваться либо услугами заводов, которые добросовестно выполняют эти функции и сертифицируют свою продукцию по всем правилам, дорожат своей репутацией, либо пользоваться услугами поставщиков, которые уже имеют в себе эту функцию проверки. Ещё один способ — обратиться к нам в проект, мы тоже эту помощь окажем. Если вы заботитесь о том, что вы приобретаете, пользуйтесь услугами проверенных компаний, которые дорожат своей репутацией и строят свой бизнес прозрачно и правильно.

Петр Осипенко: Как должен действовать потребитель в случае выявления несоответствия сертификата или выявления того, что сертификат недействительный?

Владимир Кашкин: Мы всегда советуем всё-таки, прежде чем приобретать продукцию, провести хотя бы минимальный анализ нормативной сопроводительной документации — сертификатов, эксплуатационных документов. Если что-то из пакета необходимых документов отсутствует, это повод вообще отказаться от покупки. Почему это важно? Потому что в дальнейшем, как только вы эту продукцию приобретёте, риски автоматически могут лечь на вас, вы можете потерять больше, чем приобрели на этих условиях.

Петр Осипенко: Вы ранее сказали, что способы фальсификации становятся более ухищрёнными и в данный момент фальсифицируется именно химический состав кабеля, особенно в части пластикатов, используемых при изготовлении. Можете рассказать, что делается проектом «Кабель без опасности» в этом направлении, в направлении оценки качества пластикатов, используемых при производстве кабельной продукции?

Владимир Кашкин: Сейчас мы, действительно, перешли к контролю качества ПВХ-пластикатов. В августе 2017 года нам удалось собрать за общий стол крупнейших игроков этого рынка. Это пул компаний, которые на сегодняшний день в значительной степени обеспечивают интересы этой отрасли в части поставок ПВХ-материалов для производства кабельной продукции. Это порядка 10 компаний, которые обеспечивают 70-80% рынка. Мы задали им вопрос: как они на сегодняшний день оценивают рынок? Нам ответили, что точно так же, как и кабельщики чуть ранее, они столкнулись с повышенным уровнем контрафакта, брака, когда какие-то компании бесконтрольно производят абсолютно некачественные материалы и выбрасывают их на рынок. Фактически мы столкнулись с тем, что они находятся на той же точке, что и производители кабеля в начале 2016 года. Вместе с ними была организована рабочая группа, куда были привлечены специалисты из научных организаций. Группа начала разрабатывать алгоритмы выхода из сложившейся ситуации. В принципе, мы пришли к очень простой идее: выработать некий корпоративный стандарт, который бы позволял заводам-изготовителям обезопасить себя от приобретения некачественных ПВХ-материалов. На сегодняшний день этот документ разработан, в ближайшее время будет утверждён, и мы фактически сможем дать в руки заводам-изготовителям этот защитный инструмент. В регламенте будут представлены расширенные требования к качеству ПВХ-материалов и перечень санкций за их нарушения. Теперь о том, что мы предлагаем рынку по системе проверки материалов. Это достаточно сложная технически процедура, и не все самостоятельно могут это сделать. У нас работает следующий механизм. Мы объединили несколько структур, способных качественно осуществлять необходимые нам проверки. Теперь любой производитель может передать нам образцы для проверки. На экспертизу мы отправляем образцы обезличенными. При факте нарушения мы включаем алгоритмы нашего проекта: воздействие на репутацию, воздействие через контрольный надзор над теми заводами, которые допускают такие нарушения. С 1 января 2018 года некоторые кабельные дистрибьюторы ужесточили проверки, и теперь в ходе входного контроля будут проверяться материалы, участвующие в изготовлении того или иного кабеля. Наш проект будет закупать уже готовую продукцию, испытывать её по пожарным параметрам, и если кабель не соответствует нормативам, он будет отправлен на полную проверку, включая и экспертизу материалов. Теперь к нашему проекту «Кабель без опасности» мы подключаем уже производителей материалов.

Петр Осипенко: Мы видим серьёзный объём работы, проведённой проектом «Кабель без опасности» с момента его старта в борьбе с некачественной продукцией. Однако на рынке до сих пор есть кабельный фальсификат. Почему до сих пор заводы-изготовители производят фальсифицированную кабельную продукцию и есть дистрибьюторы, продающие такую продукцию?

Владимир Кашкин: : Мы осознаем всю ответственность за наши действия в рамках нашего проекта, за наши цели и планируемые результаты. Однако мы не являемся, к сожалению, конечным арбитром в этой истории, мы пытаемся достичь целей методами общественного воздействия во взаимодействии с участниками рынка, контрольными надзорными органами, с органами власти — всеми теми, кто идёт на контакт. Наш рынок регулируется государством в первую очередь. Государственная машина — это очень мощная структура, и раскачать её крайне сложно и затратно по времени, приходится ждать. Поэтому отвечаю на этот вопрос очень просто: невозможно за столь короткий период исправить ситуацию, которая складывалась фактически больше 10-летия. Сломать стереотипы в головах у людей очень сложно. Мы столкнулись с тем, когда стартовали с проектом, что многие компании просто не умели делать качественный кабель, выяснилось, что очень много некомпетентных людей в этой отрасли работает. Кроме этого, многие думают узко и считают, что недобросовестные действия, окольные пути бизнеса, действительно экономически выгодны. Им гораздо проще на рынке продать некачественный продукт, особенно в условиях достаточно слабого уровня ответственности за нарушения со стороны государства — низких штрафов например. К сожалению, такие люди были, есть и будут в любой стране, с любым уровнем экономического развития. Другой вопрос: сколько их на рынке и как их число мы можем регулировать? Потому что последствия, которые возникают при применении некачественной продукции, просто катастрофические. Мы взаимодействуем с Министерством чрезвычайных ситуаций, отслеживаем статистику пожаров. Ежегодно более трети всех пожаров в стране происходит в результате аварийного режима электросетей, больше 10 тысяч наших граждан погибает в этих пожарах. Нам удаётся привлекать внимание к этой проблеме. На итоговом заседании Государственной комиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции, прошедшем 13 декабря 2017 года, наш вопрос был рассмотрен. И приняты достаточно серьёзные решения в этой части, мы фактически 2 года добивались внимания на таком уровне, на высшем государственном уровне. Проблема признана государством, приняты серьёзные решения. Нам же нужно продолжать свою борьбу, отслеживать поведение участников рынка, присматривать за ходом реализации государственных решений и принимать в них непосредственное участие.

Петр Осипенко: Поделитесь результатами борьбы со злостными нарушителями, со злостными фальсификаторами, которых выявил проект «Кабель без опасности»?

Владимир Кашкин: Мы ведём мониторинг рынка, осуществляем контрольные закупки, проводим экспертизу. Публикуем в открытом доступе все мониторинги, со всеми результатами может ознакомиться любой желающий на нашем сайте, на сайтах наших партнёров. В мониторингах мы называем нарушителей, виды нарушения. В результате их недобросовестная деятельность становится обнародованной. Как только мы обратили внимание на нарушителя, у нас есть подтверждённые факты его нарушений, готовятся общественные требования к данной компании. Что такое общественные требования? Это фактически разъяснение норм законодательства, которые требуют от игроков рынка, от участников рынка принять меры в соответствии с Федеральным законом о техническом регулировании. Мы информируем о выявлении нарушений и призываем изъять продукцию с рынка, отрегулировать своё производство, иначе все факты нарушений будут переданы в надзорные органы. Такой механизм достаточно хорошо работает: многие компании действительно эти мероприятия проводят. На втором этапе мы, естественно, обращаемся в контрольно-надзорные органы. В нашем случае за исполнение Технического регламента Таможенного союза 24 «О безопасности высоковольтного оборудования», под который подпадает кабельная продукция, отвечают два органа — это Роспотребнадзор и Федеральное агентство по метрологии и техническому регулированию — Росстандарт. Роспотребнадзор работает в большей степени с обращениями физических лиц. Мы на сегодняшний день предлагаем любому физическому лицу, приходящему в магазин, зайти к нам на сайт и просто взять пошаговые алгоритмы, инструкцию — как ему защитить свои права, если возникли нарушения. С Росстандартом мы заключили соглашение и на основании тех нарушений, которые мы выявляем, начали формировать обращения, жалобы, на которые он реагирует путём проведения и организации внеплановых проверок. В 2016 году мы этот алгоритм фактически с нуля выстроили, нам удалось за первое полугодие работы проекта ряд предприятий привлечь к ответственности. Если говорить про 2017 год, таких заводов у нас 12. Большинство из них по результатам проверок сумели устранить все те замечания, которые мы им предъявляли. В дальнейшем мы, естественно, следим за тем, как такая компания-производитель или дистрибьютор в дальнейшем ведёт себя на рынке. Есть и злостные нарушители, которые устраняют все ошибки только после 3 проверок Росстандарта, — это завод «Кабель-Арсенал» из Московской области, завод «Северный кабель» из Дмитрова. Сейчас мы за ними наблюдаем.

Со всеми заводами-нарушителями стараемся максимально общаться, приглашаем на наше заседание координационного совета (это рабочий орган проекта), предлагаем помощь, уточняем их намерения, узнаём о причинах допущения нарушений. Стараемся организовать цивилизованный продуктивный диалог. Включается тот самый метод саморегуляции, когда люди действительно осознают ошибку и зачастую приходят и говорят: «Да, мы понимаем, у нас вот здесь есть недостатки, мы готовы их устранить». Таких заводов у нас много. На сегодняшний день большинство из этих заводов характеризуется исключительно с положительной стороны. Есть, конечно, у нас заводы, которые фактически выстраивают производство некачественной продукции в некую идеологию. Они считают, что их немного, это буквально единицы, и они живут по особым правилам, и общие правила и законы не для них. Тем не менее и с ними идёт определённый диалог, идёт воздействие через контрольно-надзорные органы. В конце 2017 года было очень много нареканий в отношении Орловского кабельного завода. Этот завод был проверен, его продукция была признана некачественной и были выявлены нарушения, в том числе и в нормативной базе. На сегодняшний день этому заводу выдано 3 предписания от Росстандарта на приостановку реализации продукции, на устранение возможных последствий ее применения и на программы устранения тех замечаний, которые выявлены. В первом полугодии 2018 года запланирована его повторная проверка с отбором образцов. Мы видим, что ряд предприятий сейчас пытается в условиях сокращения заказов менять производственные настройки в сторону нарушений. Но мы будем очень оперативно и быстро на эти вещи реагировать, я думаю, что это не должно стать общим моментом прежде всего. Если говорить про приостановку деятельности таких предприятий, то есть законом прописанные процедуры: когда трижды за полгода привлечённая к ответственности компания не смогла устранить замечания, её деятельность может быть приостановлена на 90 суток. Это у нас прописано в кодексе административных правонарушений. Две компании у нас были очень близки к тому, чтобы фактически выйти на этот режим, но, тем не менее, справились. На сегодняшний день внимательно следим за их производственной деятельностью. Надеюсь, что мы больше к ним не вернёмся.

Петр Осипенко: Расскажите подробнее о взаимодействии проекта «Кабель без опасности» с другими государственными органами — надзорными, силовыми.

Владимир Кашкин: Мы очень внимательно изучали правоприменительную практику по уголовному законодательству. На самом деле есть у нас ряд прецедентов в стране, когда возбуждались уголовные дела в отношении недобросовестных производителей, дистрибьюторов, они есть. Я, к сожалению, не могу сейчас широко распространяться, так как здесь имеет место быть практика оперативно-розыскной деятельности, но могу сказать, что два таких обращения от органов внутренних дел мы сопровождаем в настоящее время. Мы видим интерес со стороны органов МВД, они очень активно реагируют на наши обращения, информацию. У нас есть определённые контакты, которые возникли в ходе работы в межведомственных рабочих группах при госкомиссии, куда входит, естественно, и МВД. Зачастую вопросы выявленных нами нарушений привлекают интерес силовых структур, когда они рассматриваются через призму коррупционной составляющей, преступных сговоров, деятельности преступных сообществ и т. д. Поэтому на сегодняшний день интерес со стороны правоохранительных органов к этой проблеме существует, думаю, что в самое ближайшее время мы сможем уже на практике показать всем участникам рынка, к чему могут привести действия, связанные с недобросовестной конкуренцией. У нас сейчас есть определённые наработки во взаимодействии с Федеральной антимонопольной службой, которая также обладает правами по привлечению к ответственности юридических лиц, которые вводят потребителей в заблуждение о качестве товара. Практики пока у нас такой не было, но мы её сейчас с нашими юристами начинаем. Мы провели ряд переговоров со специалистами антимонопольной службы. Думаю, в 2018 году мы что-то сможем апробировать в этой части.

Петр Осипенко: Владимир, расскажите, ситуация с кабельным фальсификатом одинакова во всех регионах России или есть какие-то особенности?

Владимир Кашкин: Ситуация неоднородная, конечно. Там, где сосредоточено внимание, и наше, и дистрибьюторов, и заводов-производителей, и местных органов власти, ситуация меняется в целом в лучшую сторону. Отмечу в этом ключе Северо-Западный и Центральный федеральные округа. Среди проблемных регионов я назову Южный и Сибирский федеральные округа. Здесь крайне негативный фон развития ситуации: большой процент контрафактной и фальсифицированной продукции, огромное количество нарушений. Для нас ещё пока остаётся неизведанным в этом смысле Дальневосточный федеральный округ, где фактически мы не проводили ещё каких-либо мероприятий. Тем не менее есть договорённость с руководством Межрегионального территориального управления Росстандарта по Дальневосточному федеральному округу, что мы начнём эту работу. Сейчас работаем с базой объектов, которые подвергнутся нашим проверкам. Поэтому в планах на 2018 год мы делаем некий акцент на тех регионах, где стоит сконцентрировать своё внимание, не снижая плотность работы в тех федеральных округах, в которых наша работа ведётся уже давно и успешно.

Петр Осипенко: Почему в Сибирском федеральном округе и Южном федеральном округе наблюдается высокая частота случаев фальсификации, производства и продажи фальсифицированной продукции?

Владимир Кашкин: Их очень тяжело сравнивать между собой, ситуация немного разная. Южный федеральный округ имеет огромную территорию с большим количеством субъектов. Среди них есть и кавказские республики, где есть всегда своя традиционная специфика. Из-за этого, на наш взгляд, действия надзорных органов в этих регионах ослаблены, крайне мало испытательных центров, лабораторий. Если говорить про Сибирский федеральный округ, там чуть-чуть другие особенности: в регионе находится большое количество крупных промышленных объектов, куда идут зачастую прямые поставки продукции в связи с конкурсной и тендерной политикой, привлечением бюджетных средств. Здесь мы не можем прийти как в магазин и отобрать образцы продукции для проверки. Но мы обращаемся напрямую к этим компаниям и предлагаем им оценить качество той продукции, которая поступает к ним по поставкам. Реакция разная, как компаний, так и властей. Я могу привести пример. Мы обратились к губернатору Тюменской области год назад с предложением вынести вопрос о том, что в его регионе крайне серьёзная ситуация по количеству пожаров. Но местные чиновники ответили, что у них в Тюменской области такой проблемы не существует. Но это единичные случаи, чаще всего власти в регионах реагируют очень корректно и адекватно. Например, губернатор Свердловской области выступил на заседании итоговой государственной комиссии с инициативой как раз о проведении пилотного проекта по входному контролю качества кабельной продукции на строительных объектах. Поддержали эту идею Владимирская область, Чувашская Республика, Мордовская Республика, Самарская область — они обратились к госкомиссии с просьбой на их территории провести этот пилотный проект. Тем не менее, ещё раз повторюсь, в Сибирском и Южном федеральных округах в 2018 году мы планируем всё-таки уделить больше внимания, сконцентрироваться на тех проблемах, которые там существуют. Ну и, конечно, Крым. Местные власти вышли на нас самостоятельно с просьбой заняться их регионом, идут переговоры, мы ожидаем приглашения на заседание местной региональной комиссии.

Петр Осипенко: По какому принципу будет осуществлён входной контроль в рамках пилотного проекта в регионах, которые Вы назвали?

Владимир Кашкин: В соответствии с решением госкомиссии мы должны до февраля вместе с аппаратом Минпромторга разработать все эти алгоритмы, разработать методику входного контроля. Она, конечно, в большей степени будет касаться документарной проверки. В целом, мы думаем, выглядеть это будет следующим образом: на стадии формирования конкурса будут предъявляться определённые требования к документации, будет осуществляться полный анализ сертификатов на эту продукцию. Мы хотим сейчас создать условия, когда заказчики конкурсов будут оценивать эту документацию по расширенным определённым параметрам. Выявление несоответствий будет основанием к недопуску на конкурс. Это создаст как раз очень хорошие условия для добросовестной конкуренции. Кроме этого, мы создадим некую мотивационную часть для заказчиков работ, когда они могут использовать результаты этих проверок для своих каких-то маркетинговых действий. Если мы на все 100% уверены, что на объекте конкурса поставлен качественный кабель, то мы даём право размещать наш знак «Кабель без опасности», говорящий о качестве и безопасности продукции. Это создаст дополнительные весомые маркетинговые преимущества для этих компаний. Надеемся, что проект покажет хорошие результаты и из ряда пилотных перейдёт в стандартную практику, станет нормой для всех регионов Российской Федерации. Это очень объёмная работа для нас на весь 2018 год, которая отнимет у нас много сил. Но это очень правильный, прямой и хороший путь для того, чтобы действительно внести изменения в законодательство и сделать это нормой, на уровне государства, закона.

Петр Осипенко: Какие совместные действия проекта «Кабель без опасности» запланированы с правительствами Москвы, Московской области?

Владимир Кашкин: Очень большой интерес был проявлен со стороны правительства Московской области, мы неоднократно участвовали в заседаниях региональной комиссии. Мы предложили ввести на территории методику входного контроля на строительных объектах и получили отклик. Есть ряд прямых распоряжений государственной комиссии, суть которых заключается в том, чтобы в строительном сегменте на стадии формирования договоров поставок включался вопрос входного контроля в качестве обязательной процедуры. Мы передали в правительство Московской области методику по оценке качества кабельной продукции. На сегодняшний день здесь идёт формирование местных законодательных инициатив, обязывающих подрядчиков работ осуществлять контроль качества продукции. Мы видим полный отклик властей и ожидаем, что в 2018 году многое будет реализовано. Что касается Москвы. Здесь реализуются огромные, очень интересные, инфраструктурные проекты, у нас впереди проект реновации, сейчас фактически заканчивается проектная улица, идёт очень активное расширение транспортной сети. Естественно, мы не можем здесь стоять в стороне, видим, что есть определённые тревожные моменты. Мы пошли по такому же пути — обратились к мэру города Москва Собянину. На сегодняшний день наш вопрос внесён в повестку заседания региональной комиссии, она должна пройти в первом квартале 2018 года. Мы будем предлагать Москве такой же пилотный проект реализовать на тех объектах строительства в первую очередь, на которые привлекаются бюджетные средства. Мы за счёт средств проекта предложим Москве выборочно проверить качество используемой продукции на ряде объектов — это объекты инфраструктурного строительства, объекты социальной направленности, жилое строительство, аварийное жильё и так далее. По результатам этого пилотного проекта мы предложим конкретные решения. Резюмируя, могу сказать, что внимание со стороны властей Москвы и Московской области к этой проблеме и понимание самой проблемы есть, мы активно сотрудничаем. Я думаю, что мы выйдем на формат соглашения о сотрудничестве в 2018 году.

Петр Осипенко: В самом начале нашего разговора мы обсудили цели проекта «Кабель без опасности» и достигнутые результаты. Когда, по Вашей оценке, будет достигнута цель проекта? И что Вы будете делать после её достижения?

Владимир Кашкин: Действительно, очень большие ожидания от участников рынка. Это, конечно, накладывает большой отпечаток на нашу работу, мы видим, что впервые за последние годы наметился какой-то сдвиг и все очень ждут окончательного результата. Думаю, все понимают, что очень много факторов влияет на успешность и реализацию этого проекта. Со своей личной позиции я скажу, что это 2019 год. Почему этот срок? Потому что, во-первых, те алгоритмы, те процессы, которые мы запустили, они должны не просто начать работать, они должны превратиться в некую устойчивую форму воздействия на рынок. Во-вторых, нам необходимо в течение 2018 года реализовать этот пилотный проект, заявленный государственной комиссией, а в 2019 году нам предстоит очень большая работа по реализации законодательных инициатив. Надеюсь, где-то к этому времени наши усилия приведут к действительно серьёзным, уже оформленным на всех уровнях вещам, говорящим о цивилизованности и грамотно выстроенной конфигурации рынка. К чему мы и стремимся, реализуя проект «Кабель без опасности». А вот когда это случится, откроется очень много вопросов отрасли, которые нам надо регулировать. Это, конечно, вопросы зависимости от оборудования, вопросы интеграции, развитие новых направлений, вопросы, связанные с научными изысканиями, инновациями и т. д. Это очень интересный круг вопросов, которым я бы с удовольствием, например, лично занимался. Но на сегодняшний день всё моё внимание сосредоточено на решении вышеупомянутых вопросов в рамках проекта «Кабель без опасности».